Олимпиада-80. Александр Сидоренко

29.07.2020

Олимпиада-80. Александр Сидоренко

Александр Сидоренко родился 27 мая 1960 г. в Жданове (УкрССР, совр. – Мариуполь). 20‑кратный чемпион СССР в комплексном плавании с 1977 по 1986 год. 9 июля 1978 года в Москве установил мировой рекорд на дистанции 200 м. Чемпион игр XXII Олимпиады на 400 м. Чемпион Европы 1981 года на дистанции 200 м. Чемпион мира 1982 года. Кавалер ордена Дружбы народов (1980). Заслуженный мастер спорта СССР.

Воспоминания Александра Сидоренко записал Дмитрий Волков для журнала «Плавание» в 2014 году.


Александр Сидоренко. Золото или жизнь

В сборной Советского Союза его звали Сидор. Высокого роста, косая сажень в плечах и обаятельная улыбка – именно так и должен выглядеть настоящий чемпион. Он воспитан на примерах выдающихся атлетов прошлых лет и сам отвечает всем достоинствам героев спорта. Александр Сидоренко – обладатель золота Олимпиады-80, чемпион и рекордсмен мира. Его рассказ о своем главном спортивном дне.

Битва с туберкулезом

Детство прошло незаметно. Из всех развлечений, оставшихся с тех пор в памяти, самые яркие – вылазки с ребятами со двора на строительство пятидесятиметрового бассейна. Его строили неподалеку от моего дома. Родители – настоящий рабочий класс. Мама – Любовь Ивановна – работала в строительном управлении. Папа – Александр Ильич – трудился на всесоюзной стройке начальником комсомольского штаба стана «1700». В 70‑м бассейн наконец‑то построили. И у меня началась новая жизнь.

Вообще‑то научился плавать я немногим раньше, за год до этого знаменательного события, в Черном море. Летом всей семьей мы выехали в Крым, и вот там, в Ялте, на городском пляже и произошло это таинство. Наверное, поэтому, несмотря на то что из всех вариантов занятий спортом, а у нас в то время, как и везде по Союзу, культивировались футбол, легкая атлетика, бокс, я все же выбрал именно плавание. Точнее, меня устроил практически по блату туда отец. Показания были серьезными – туберкулез. Но, видимо, я все же был не так плох, потому что через четыре месяца после начала тренировок уже представлял нашу спортивную школу в Краматорске на первенстве области. А через пару лет врачи сняли с меня и тот ужасный диагноз.

Мой первый тренер – Виктор Александрович Вангельев – развивал меня разносторонне. Я начал плавать сразу всеми стилями. Выигрывал у своих сверстников с первых же соревнований, с того самого Краматорска, все подряд, кроме баттерфляя.

Каждый последующий год жизни ставил новые рубежи и приносил очередные спортивные достижения. Вот я выполняю третий, затем второй, первый разряды, КМС. А в 76‑м становлюсь и мастером спорта.

Феся-конкурент

Практически с самого начала моим главным конкурентом стал Феся (Сергей Фесенко, чемпион игр ХХII Олимпиады. – Прим. ред.). Он на год старше, но нам часто выпадало соревноваться в одной возрастной группе. В 76‑м на олимпийском отборе Серега даже пытался попасть в команду, но у него ничего не вышло. Я же, войдя в пятерку лучших среди юношей, по итогам чемпионата был приглашен на централизованную подготовку в Москву.

Вайц (Сергей Вайцеховский – главный тренер сборной СССР 1971–1982 гг. – Прим. ред.) за четыре года до Московских игр уже присматривался к новичкам с прицелом на домашнюю Олимпиаду. Правда, выводы комплексной научной группы под руководством Тимура Абсалямова, обследовавшей кандидатов в основную команду, были для меня неутешительными. Я был признан бесперспективным. Считалось, что элитный спортсмен должен быть превосходен по всем параметрам. А я не мог в наклоне даже коснуться руками пола, не сгибая колен. Позже о моих способностях еще выскажутся, через год, на весенней «Комсомолке» в Харькове. Там я, выполнив норматив международника, первым на 400 комплексом пробился в финал, а вечером ухудшил время на 2 секунды. И Вайц изрек: «Такие пловцы мне в команде не нужны».

Реабилитировался я через пару дней на двухсотке. С новым юношеским рекордом страны мне удалось стать лучшим среди мужчин и опередить не только Фесенко, но и действующего рекордсмена СССР Андрея Смирнова.

Уже очень скоро, летом, я принял свой первый взрослый бой – чемпионат Европы в шведском Йончопенге, где стал третьим, уступив лишь Фесенко и Смирнову, с кем мы к этому времени уже плавали вместе у моего тренера.

Еще весной Вайцеховский создал под меня бригаду комплексистов, и результат Европы оказался внушительным подтверждением его доверия: два золота, серебро и моя бронза стали существенным вкладом в общую копилку сборной.

Смена наставника

И хотя все складывалось вполне удачно, 78‑й я начал под руководством нового наставника – Веры Григорьевны Смеловой. Дело в том, что Сергей Фесенко плавал как раз у нее. И еще летом она стала жужжать ему в уши о том, что, мол, чем она хуже? А позже правдами и неправдами сумела  приехать  на  первый  установочный сбор нового сезона. У Вангельева же как на зло случились домашние неприятности. Он приехать не смог. Я ша‑ тался как неприкаянный. Вайцеховский спросил мое мнение о переходе к Смеловой. Я был не против.

Александр Сидоренко и Игорь КошкинПутевку на мир в Западный Берлин мне выдали авансом. И, как оказалось, вполне заслуженно: тяжелый сбор в Цахкадзоре накануне чемпионата СССР не  помешал  мне установить  свой  первый  мировой  рекорд  на  200  комплексом. Я не ожидал от себя такой скорости. Да и, правду сказать, вообще плохо ориентировался в результатах – увидев время на табло, не сразу понял, что быстрее меня никто на планете еще не плавал. Вместе с ощущением радости на‑ валилась жуткая ответственность: став сильнейшим в мире, я как бы сжег мосты, у меня не осталось права на ошибку.  Поэтому  через  пару  недель,  когда мы трудились в Цахе и мне донесли, что на американском отборе мой рекорд отобрал Стив Лундквист, я вздохнул с облегчением.

Как бы там ни было, на мире я стал всего лишь третьим. Это на 200, а на 400 – четвертым, пропустив вперед Фесю, который увез домой серебро. Тогда я осознал, что плавать 200 – вообще без понтов. Ведь на Олимпиаде в Москве этой дистанции не будет! И все последующее время до Игр я занимался набором выносливости.

Промежуточным итогом этой работы можно назвать мою первую в жизни победу над Фесенко на 400 м через год на Спартакиаде народов СССР.

Ждали американцев

79‑й запомнился еще одним событием. Сразу после стартов в «Лужниках» мы отправились в Лондон на Кубок Европы, где я снова победил на обеих дистанциях комплексом. Феся же стал чемпионом на 200 батом. Да и все остальные наши ребята просто рвали своих конкурентов как грелки. В итоге завоевали первое общекомандное место. Все шло к тому, чтобы через год дать бой сильнейшим в мире на главных соревнованиях четырехлетия. Мы пахали и даже не догадывались, что готовит нам будущее.

За два года до Олимпийских игр в Харькове была построена новая спортивная база, ставшая в олимпийский сезон нашим домом. Комфортабельный пансионат, тренировочные залы, бассейн, столовая, все в шаговой доступности. Мы тренировались и выступали, соревнуясь с членами других клубов, – Вайцеховский ввел тогда клубную систему в стране. Кошкин (Игорь Кошкин, ЗТ СССР. – Прим. ред.) со своей бригадой переехал в Харьков и возникло «ЭХО» (Экран, Харьков, Олимпийский). Вайц, максимально усиливший «Озеро Круглое», не раз высказывался о том, что харьковские, мол, до Олимпиады не дотянут, сломаются. А мы засаживали, да так, что рядом никто не стоял.

Новый, 80‑й год начали с зарубежных сборов и простартовок. И хотя в США на сборы нас не взяли, мы проехались по Голландии, Германии и Франции. И завершили полугодие зимним чемпионатом Союза, где я повторил свой же рекорд Европы на 200 и отобрал у Феси рекорд на 400.

Но вот и лето. Известие о неучастии американцев на Играх в Москве лично я воспринял спокойно. Знал: мой главный конкурент плавает вместе со мной.

Перед олимпийским отбором неприятность: я подворачиваю ногу и проигрываю Фесе 400. И хотя в команду я попал, подобная ситуация спокойствия не добавила.

Вайцеховский же, чтобы собрать нас на заключительный рывок, придумал такой ход. После Союза, который проходил в Киеве, он отправил нас в Хотяновку на отдых. Семь дней дикарями на не обитаемом острове посреди Днепра, где из взрослых только он, две поварихи семь на восемь, массажист и диск‑жокей. Ложились в 4 утра, танцевали, купались в речке, плавали в соседнее село за самогоном – оттягивались по полной! После такого отдать жизнь за олимпийское золото было уже делом чести.

Подраться с психологом

Сергей Фесенко, Александр Сидоренко, Золтан Веррасто

Утро главного дня встретили впятером: Фесенко, я, Смелова, Саша Бученков – он отобрался в команду третьим в на‑ шей дисциплине – и Оля Клевакина, ей также предстояло плыть в этот день. Мы вместе дошли до бассейна от гостиницы, где ночевали. Там всего ничего – меньше километра пути. И вот я уже чувствую запах родного хлора. После предвариловки я четвертый. Впереди два венгра – Веррасто и Харгитаи – и Серега. Проанализировали со Смеловой раскладку и пошли отдыхать. После обеда и короткого сна  подъем  и  добривание – с утра брил только ноги, поэтому к  финалу,  как  обычно,  снимал  насухо всю кожу доскабливанием. Через полчаса мы уже были в бассейне. Разминка по плану: 900 метров кроль с чередованием стилей, руки‑ноги, четыре полтинника и четвертачки – два со старта и два с толчка, всего около двух километров. Вылез из воды за час пятнадцать до старта, чтобы успеть поваляться на матах, сделать массаж и сходить на сеанс к Генмичу (Геннадий Горбунов, психолог сборной. – Прим. ред.). С ним подрался немного – он атаковал, пытаясь ударить по лицу, я защищался – и далее в комнату формирования  заплывов.  Вайцеховский говорил: «Не вздумайте проиграть венграм». Поэтому внутри себя был даже готов уступить Фесе, но не отдать золото нашим друзьям из соцлагеря.

Самым слабым способом у меня был бат. Я должен был догнать всех на спине и сделать задел секунды полторы на брассе. Феся совершает свой любимый финт – срывает первый старт, мы все, естественно, падаем в воду заодно с ним. Со второго раза пошло. Дельфин – я, как полагается, плетусь в конце заплыва. Спина – отыгрываю и выхожу немного вперед. Брасс – я впереди на свои полторы секунды.

И вот – кроль. Плыву из последних сил, позади 350 метров. После заключительного поворота еще успеваю посмотреть: где там Феся? Он догонял. Как же долго длился последний четвертак! Я уже не чувствовал ни рук, ни ног. Плыл на зубах, но, касаясь, понимал спинным мозгом, что победа за мной. Дело сделано...

...

Читайте продолжение в полном материале 


Журнал «Плавание», 2014 год. Записал Дмитрий Волков
Фотографии: архив журнала 
«Плавание», РИА Новости/ Ю. Сомов, В. Чистяков

Рассылка ВФП

Будьте в курсе последних новостей нашего сайта!

Важная информация
26.06.2020

Новая редакция календаря спортивных мероприятий на 2020 год

Смотреть

23.03.2020

Официальные информационные письма о переносе соревнований

Чемпионат России
"Веселый дельфин"

12.03.2020

Положение о межрегиональных и всероссийских официальных спортивных соревнованиях по плаванию на 2020 год

Подробнее

04.10.2019

Российское антидопинговое агентство РУСАДА опубликовало перевод Запрещенного списка 2020

Подробнее

25.04.2019

Новая редакция ЕВСК вступила в силу 28 апреля 2019 года

Подробнее

28.12.2018

Изменение положения «О порядке регистрации переходов спортсменов из физкультурно-спортивной организации одного субъекта РФ в другой»

Подробнее